Курсы кройки английских предложений и шитья английских диалогов

Недавно я читала роман Дианы Сеттерфилд «Тринадцатая сказка».

Хочу привести вам небольшой отрывок из этой книги, который кажется мне точным описанием процесса чтения литературы на иностранном языке:

«К счастью, по роду своих занятий я имею большой опыт чтения неразборчивых рукописей. Это не так сложно, как может показаться; нужны лишь терпение и практика. Главное тут – правильно использовать свое внутреннее зрение.

Прежде всего вы должны расслабиться и ни о чем не думать, пока вас не застигнет подобие сна наяву, в котором вы почувствуете себя бегущим по пергаменту пером и одновременно этим самым пергаментом, на чьей поверхности один за другим возникают свежие чернильные знаки. После этого можно приступать к чтению. Ощущая и понимая автора, его мысли, тревоги и желания, вы прочтете текст с такой легкостью, как если бы сами со свечкой в руке заглядывали через плечо пишущему».

Чтение литературы на чужом языке действительно напоминает анализ неразборчивых рукописей. Понятно меньше половины слов, но обязательно нужно, как можно точнее понять содержание текста.

Помню, как об этом «внутреннем зрении», рассказывал на своём семинаре по чтению иноязычной литературы человек, которого я считаю своим учителем – Владислав Витольдович Милашевич.

Владислав Витольдович, в отличии от автора романа «Тринадцатая сказка» был совсем не склонен к мистике.

На семинаре он излагал свою концепцию того, как можно проанализировать и понять любой иноязычный текст с помощью специальных «знаков» если научиться эти знаки замечать и знать, на что они указывают.

Оказалось, что это «внутреннее зрение», которое формируется у профессиональных переводчиков путем долгих лет учебы и работы с тысячами страниц литературы на иностранном языке, возможно выработать всего за несколько часов занятий, если, конечно, заниматься правильными вещами и по особой методике.

Занятия на семинаре В.В. Милашевича были совсем не похожи на обычные курсы английского языка: не было новых слов, топиков, диалогов и традиционных грамматических упражнений.

Вместо этого, мы работали с модельными словами модельными предложениями, построенными по правилам письменной английской речи.

Слово-модель — это калька с английского слова, его выкройка, абсолютно ничего не значащий набор букв. С помощью таких слов можно моделировать английские части речи и целые предложения, не привязываясь к значению отдельных слов, просто прибавляя к слову-модели характерные «английские» детали. Это позволяет по-новому взглянуть на чужой язык и существенно упрощает обучение на первых этапах.

Работа эта напомнила мне кройку и шитье: разработанная на первом этапе калька накладывается на настоящую ткань языка, а потом, по готовому шаблону выкраиваются отдельные части речи, предложения и целые тексты.

Анализируя модельные тексты, мы учились находить те самые «знаки» или опознавательные признаки, с помощью которых нам предстояло ориентироваться в предложениях настоящих.

Самое поразительное заключалось в том, что уже после двух дней таких занятий все участники семинара легко ориентировались в любом неадаптированном английском тексте. Более того, практически все начали с листа и без ошибок переводить литературу по своей специальности и делали это не хуже, а даже лучше профессиональных переводчиков, которые, в силу своего образования просто не могли досконально разбираться во всех отраслях знаний.

Те, кто проходил трехнедельные курсы по методу В.В. Милашевича, легко сдавали не только экзамены в школе, вузе и аспирантуре, но и кандидатский минимум по иностранному языку, который являлся в то время для многих камнем преткновения на пути защиты диссертации.

В то время методика В.В. Милашевича была очень популярна, ведь она была простой, логичной и помогала освоить письменный английский язык огромному числу людей.

Неудивительно, что кафедры иностранных языков большинства вузов категорически отвергали метод Милашевича. Мало того, что он был попросту непонятен преподавателем «старой закалки», он грозился оставить без работы кафедры иностранных языков в неязыковых вузах: то, чему там безуспешно пытались научить в течение 3–х лет, по методике Милашевича можно было сделать за три недели и со 100% результатом!

К тому моменту я уже изучала английский язык более 15-ти лет. За спиной были английская спецшкола, Ленинградский университет и защита диплома на английском языке. Я не понаслышке знала, какие усилия требуется приложить, чтобы знать английский язык даже на среднем, не говоря уже о профессиональном уровне.

Разумеется, мне очень захотелось работать по методу В.В. Милашевичу и обучать людей языку по-новому.

Оглядываясь назад, я понимаю, что именно этот семинар Милашевича полностью определил род моей деятельности на всю жизнь, вплоть до сегодняшнего момента.

На своём субботнем семинаре я покажу вам основные принципы моделирования английских предложений. Не пропустите, будет интересно! Вебинар пройдет вот по этой ссылке — добавьте к себе в закладки, чтоб не потерять.