Бабье Лето, Цыганское Лето или Indian Summer?

Еще 19 сентября было 25 градусов тепла, и мы купались в теплом, ласковом море. А 20 сентября улетел последний из моих друзей, отдыхавших в Болгарии, и увез с собой в Лондон наше лето.

Задул холодный северный ветер и стал швырять к нам на веранду охапки сухих, сморщенных листьев. Наступили самые печальные для меня дни в году, первые дни настоящей осени. В это время года в Болгарии, у меня возникает ощущение, что кто-то сверху выключает рубильник и до следующего лета забирает у нас теплое море и яркое солнце.

Пока я грустила, глядя на розы, опадающие в саду, мне вспомнился случай из моей педагогической практики почти десятилетней давности. Тогда я еще жила в Москве и преподавала русский язык как иностранный.

Индивидуальный урок с американским студентом. За окном – начало сентября, на повестке дня – названия времен года. Добираемся до слова «осень». Чтобы не давать перевод «в лоб» и заставить ученика немного подумать, задаю наводящий вопрос: «Какое сейчас время года?». На это получаю уверенный ответ: «Summer!» и моментальную запись в блокнотике: «осень – summer».

— Нет — нет! — возражаю я — Вы, наверное, слишком много работаете, и не заметили, как неделю назад наступила осень.

— В России осень начинается на три недели раньше?

— Нет, в России осень начинается, как положено, 1 сентября.

— Но это же неправильно! Осень начинается 21 сентября, в период осеннего равноденствия (September equinox).

Я в недоумении лезу в Википедию. Оказывается, что и у нас, в Московском государстве, до XVIII века считалось, что осень начинается 23 сентября и продолжается до Рождества Христова — то есть до 25 декабря. В каждом времени года тогда был 91 день «с хвостиком».

Выяснив этот потрясающий факт, работаем дальше. Мой ученик зачеркивает слово “summer” и пишет вместо него “fall” – название осени в американском варианте английского. Мне оно тоже нравится больше, чем британский вариант “autumn”, заимствованный из французского языка. Слово “fall” прекрасно описывает то, что происходит осенью – fall of the leaves (листопад).

Действительно, в конце сентября листья за окном все падают и падают…

Мне, честное слово, хотелось бы написать, что я страшно люблю осень, проливной дождь и холодный ветер. Но это, увы, не так.

Остается ждать «бабьего лета», которое В Америке называется “Indian Summer” (индейское лето), а в Болгарии «Циганско лято» — (цыганское лето).

Мне стало интересно, откуда произошли названия этих удивительных осенних дней. C «бабьим летом» все интуитивно понятно, а причем здесь индейцы и цыгане? Ответ на этот вопрос я нашла в статье Е. Л. Березович «О явлении лексической ксеномотивации», опубликованной на сайте «Славянская этнолингвистика». Эта статья проливает свет на происхождение подобных выражений. Оказывается, во многих, если не во всех, языках, существует некий образ «чужого», «инородного», чему приписывается образ «ненастоящего». На основе этих представлений образуются своеобразные языковые единицы, называемые «ксенонимы».

Скорее всего, “Indian Summer” и «Циганско лято» относятся к группе ксенонимов, связанных с погодными явлениями, имеющими признаки аномальных, необычных, феноменальных. Иными словами, «цыганское» или «индейское» лето — это «ненастоящее лето».

Два года назад, во время «индейского лета», я как раз гостила в Америке. Эта была самая красивая осень в моей жизни. В Северной Америке много видов кленов, и каждый из них осенью окрашивается в свой цвет. Некоторые деревья становятся лимонно-желтыми или охряными, а некоторые – ярко-оранжевыми. Но больше всего разных оттенков красного: алый, багряный, малиновый, бордовый.

Во время индейского лета, в небольших американских городках, местные жители собираются у больших костров (bonfire), которые напомнили мне пионерские костры из детства. Проезжая вечером по одному из таких городков, мы увидели объявление и решили «заглянуть на огонек».

Сам костер складывается из круглых бревен и украшается ягодами рябины и еловыми ветками. Эта огромная, более двух метров в высоту, куча дров выглядит очень живописно. Пока еще светло, вокруг нее фотографируются взрослые и играют дети. На безопасном расстоянии от костра расставлены деревянные скамейки. С подветренной стороны стоит огромная пожарная машина, у которой дежурит несколько пожарных, от нее, прямо к костру протянут толстый шланг-гидрант. Когда костер разгорелся, пожарные то и дело поливали сухую траву, не давая ей вспыхнуть.

На огромной поляне играет живая музыка и можно от души потанцевать. Тут же разбиты несколько шатров, где жарят гамбургеры и продают маршмэллоу (marshmallows).

Это лакомство напоминают наш зефир, но состоит из кукурузного сиропа и желатина. К порции маршмэллоу прилагается веточка, которую я сначала отказывалась брать. Но мне объяснили, что традиционный способ его приготовления в Америке — это жарить пастилки на костре. Разогреваясь, маршмэллоу увеличивается в размерах, внутри становится воздушным и тягучим, а сверху коричневым, поджаристым.

На несколько часов мы с головой окунулись в атмосферу доброго и веселого праздника. Танцевали вокруг костра, жарили маршмэллоу, а таких вкусных гамбургеров, я не ела никогда в жизни!

Когда вспоминаешь такие дни, на сердце становится немного теплей.

— Напишите в комментариях, любите ли вы осень и как боретесь с осенней хандрой.

Давайте попробуем вместе поменьше грустить об ушедшем лете!